?

Log in

No account? Create an account

alindomik


Калейдоскоп

Мечтать не вредно


Previous Entry Share Next Entry
Ведь я институтка. Я дочь камергера.
alindomik
Оригинал взят у alindomik в Ведь я институтка. Я дочь камергера.

Мы забываем ушедших. Это свойство нашей памяти, забывать. Но страницы книг помнят, хранят память. Иногда они возникают из закоулков хранилищ, как призрачные корабли. И люди вспоминают тех, кто жил, страдал, любил на этой земле до них. И это правильно. Когда знаешь, что есть кому помнить, то не страшно жить.


Начинается эта история, конечно, в “приюте эмигрантов” - “свободном Париже”.
Обратимся к мемуарам Людмилы Ильиничны Лопато. Эта певица, исполнительница русских песен и романсов, звезда русских кабаре Парижа и Голливуда, хозяйка знаменитого парижского ресторана “Русский павильон”, прожила долгую (1914 - 2004) и насыщенную удивительными событиями и встречами жизнь, и даже успела в начале 2000-х годов сняться в документальном фильме Эльдара Рязанова “Княжеское гнездо”. В своей книге “Волшебное зеркало воспоминаний”, она писала о событиях пятидесятых годов ХХ столетия: “В Париже я довольно часто устраивала благотворительные спектакли... Вечер назывался "В гостях у Людмилы Лопато". Первое отделение мы решили сделать не просто концертным: действие было объединено единым сюжетом. Сценарий написала для нас Мария Вега - автор нескольких книг стихов и многочисленных комических песенок и жестоких романсов из репертуара кабаре тех лет, — женщина огромного роста, полная и походившая лицом на мужчину. Самый её знаменитый надрывный романс "Не смотрите вы так сквозьприщуренный глаз, джентльмены, бароны и леди..." на слуху до сих пор и в эмиграции, и в России”.


   

Мария Вега (настоящее имя Мария Николаевна Волынцева, по мужу Ланг; 15 июня 1898, Санкт-Петербург — 27 января 1980, Ленинград) — поэтесса, Родилась в интеллигентной семье в Санкт-Петербурге, её крёстной матерью стала великая русская драматическая актриса, выступавшая на сцене Александринского театра М. Г. Савина. Окончила Павловский женский институт в Санкт-Петерубурге. После революции уехала в эмиграцию. С начала 1920-х годов жила в Париже. Сочиняла стихи и писала для эмигрантской прессы, опубликовала несколько переводов из Райнера Марии Рильке. Однако ее переводы Рильке отличаются от оригинала большим количеством строк — это уже не переводы в обычном понимании, а литературные переложения. Там же, во Франции, вышли сборники стихотворений: «Полынь» (1933), «Мажор в миноре» (1938), «Лилит» (1955). Судя по всему, ее имя и творчество были хорошо известны в «русском» Париже.
Дальнейшая судьба Марии Вега необычна. С 1962 года она отдалилась от эмигрантских кругов, стала печататься в издаваемых в СССР Комитетом по связям с соотечественниками за рубежом журналах. Реальным хозяином этой организации был, понятно, другой «комитет» — государственной безопасности. От поэтессы потребовали стихов о Ленине. К тому же на подходе был и столетний юбилей вождя, и она наваяла несколько абсолютно нечитаемых произведений на эпохальную тему. За этот «подвиг» в том же году в СССР издали ее книжку «Одолень-трава». Проявленная лояльность позволила ей вернуться в 1975 году в Ленинград и, что называется, «умереть на родине». Она скончалась в 1980 году в доме ветеранов сцены, некогда основанном ее крестной матерью — великой русской актрисой М. Г. Савиной. При жизни вышло еще несколько сборников ее стихотворений: «Самоцветы» (1978) и "Ночной корабль (1980) Можно сделать вывод, что стихов Мария Вега сочинила немало. Тем не менее имя ее для многих читателей незнакомо. А вот песня на ее стихи не просто известна, но и является одной из самых популярных вот уже на протяжении многих десятилетий. Это песня «Институтка». Кто положил стихотворение на музыку — неизвестно. Наверняка это наш русский музыкант-эмигрант. Среди исполнителей Аркадий Северный, Михаил Гулько, Татьяна Тишинская, Валя Сергеева, Алёна Апина, Лайма Вайкуле, Лариса Крылова и еще огромное количество современных певцов и певиц. Как и всякая полюбившаяся в народе песня, она дополнилась разными вариациями — новыми куплетами, выпавшими и измененными словами. В результате известно несколько вариантов песни. Один из них:

Не смотрите вы так сквозь прищур своих глаз,
Джентльмены, бароны и денди!
Я за двадцать минут опьянеть не смогла
От стакана холодного бренди.
Ведь я институтка, я дочь камергера,

    Я черная моль, я летучая мышь.
Вино и мужчины — моя атмосфера!
Приют эмигрантов — свободный Париж…
Мой отец в октябре убежать не успел,
Но для белых он сделал немало.

    Срок пришел, и холодное слово: «расстрел» —
Прозвучал приговор трибунала.
И вот я проститутка, я фея из бара,
Я черная моль, я летучая мышь…

    Вино и мужчины — моя атмосфера!
Приют эмигрантов — свободный Париж…
Я сказала полковнику: "Нате, берите!
Не донской же валютой за это платить.
Вы мне франками, сэр, заплатите.
А все остальное — дорожная пыль!"

    Ведь я проститутка, я фея из бара,
Я черная моль, я летучая мышь.
Вино и мужчины — моя атмосфера!

    Приют эмигрантов — свободный Париж.
И только лишь иногда сквозь покров лживой страсти
Вспоминаю Одессы родимую пыль.
И тогда я плюю в их слюнявые пасти!
А всё остальное - печальная быль.

    Ведь я институтка, я дочь камергера,
Я черная моль, я летучая мышь.
Вино и мужчины — моя атмосфера!
Приют эмигрантов — свободный Париж!

Вариант в исполнении Вали Сергеевой, которую помнят лишь редкие любители, а она была «Королевой блатной песни» на просторах СССР (не путать с а-ля уголовниками, коих щас как дерьма в колхозе), задолго до Успенской. Чем то ее судьба напоминает судьбу Марии Веги. Даже не известно жива ли она, по некоторым слухам вроде бы умерла в середине 90-х, сразу вслед за мужем, так же известным шансонье.  В.Сорокиным (Оршуловичем), но это не точно. На мой вкус, это самое полное и самое лучшее исполнение, без дешевого надрыва как у Любани, и без еврейского фольклора как у Звездинского.




В третьем фильме  сериала“Государственная граница”  - “Восточный рубеж”, снятом в 1982 году, действие происходит в конце 20-х годов на советско-китайской границе. Чекистка Ольга Анисимова (ее сыграла солистка Московского театра оперетты Инара Гулиева), проникшая в белогвардейский центр в Харбине, и пограничник Алексей Могилов (актер Владимир Новиков) предотвращают ряд провокаций на КВЖД, раскрывают заговор белокитайцев и белогвардейского центра в Харбине. Именно в этом
фильме прозвучал “белогвардейский шансон” - романс “Институтка”.



Не смотрите вы так осуждающе все
На кривлянья голодной кокотки.
Я за двадцать секунд опьянела совсем
От стакана банановой водки

Ведь я институтка, я дочь камергера -
Вот осколок былого, кровавый рубин.
Теперь сутенеры - моя атмосфера...
Привет, эмигранты! Свободный Харбин!

Мой отец в октябре убежать не сумел,
Но для белого флага он сделал немало.
Срок пришел, и короткий приказ - расстрелять
Прозвучал приговор трибунала.

И вот я - институтка, я дочь камергера,
И преданный сраму отцовский мундир.
И нет больше в жизни ни смысла, ни цели,
Привет, эмигранты, свободный Харбин.

Отчего же, полковник, твой лоб так нахмурен?
Отряхни милой Родины горькую пыль!
Мы же желтые листья, и гонит нас буря,
И это, к несчастью, печальная быль...

Да, я проститутка, я дочь камергера,
И нет мне прощенья, и милости нет!
И нет больше Бога, и нет больше веры -
Привет, эмигранты! Последний привет!



Институтка - воспитанница женского образовательного учреждения в  Российской империи. Мария Вега (Мария Волынцева) окончила Павловский  женский институт. Свое начало институт вел от основанного в 1798 году указом Павла I
военно-сиротского дома для детей офицеров и солдат, павших в боях. В 1807 году открылось специальное ;девичье училище, переименованное в1829 году в Павловский женский институт.  Принимали в институт девочек десяти-одиннадцати лет. Срок обучениясоставлял семь лет. В Павловском институте учились девочки из обедневших  дворянских семей, преимущественно сироты, дочери офицеров и служащих в  военном ведомстве.



Воспитанницы были ограждены от окружающего мира, и все свое время проводили в институте; домой их отпускали только на Пасху, Рождество и на летние каникулы. Так как девочки, учившиеся здесь, были небогаты, их готовили к скромной семейной и трудовой жизни. Помимо общеобразовательных предметов, таких как французский и немецкий языки, девушек обучали кройке, шитью, домашнему хозяйству. Выпускницы получали диплом со званием домашней учительницы.